Аргументы недели

97 561 подписчик

Свежие комментарии

  • Светлана Якимова
    Лично мне фиолетово, что там у англичан, меня больше занимает рост цен в нашей стране, как будто у нас цена на газ не...«Надо поговорить ...
  • Сергей Росси
    "то же самое интернет-издание допустило, что Иран может нанести ракетный удар по столице Азербайджана" ??? Да хватит...Avia.pro: ВКС Рос...
  • Vladimir Lioubimcev
    Пусть эти турецкие ТВАРИ убираются из сирийской земли!"! ГЭТЬ, ПОГАНЬ!!Avia.pro: ВКС Рос...

Скорее всего Собчак просто гналась за эпатажем, за сенсацией. Поэтому речь идёт об аморальности самого корреспондента

Скорее всего Собчак просто гналась за эпатажем, за сенсацией. Поэтому речь идёт об аморальности самого корреспондента

Бывший кандидат в президенты Российской Федерации Ксения Собчак выдала в эфир интервью с насильником и негодяем Моховым, который несколько лет держал в плену и насиловал двух девушек, одна из которых даже дважды родила. Наказание он свое, конечно, уже отбыл. Но как можно человека, который занимался такой мерзостью, героизировать в эфире на всю страну?

На этот вопрос в интервью на Youtube-канале #ЗАУГЛОМ отвечает политик, первый Генеральный прокурор России в 1991-93 годах, заслуженный юрист Российской Федерации Валентин Степанков.

- Это тема соотношения права и морали, добра и зла. Это очень яркий пример и, я думаю, что со студентами мы его будем разбирать. Что касается самого преступника, то он получил наказание в виде 17 лет лишения свободы как бы ни омерзительно было его деяние. Это нельзя сравнивать с убийством, как настаивают некоторые. В квалификации речь шла и о незаконном лишении человека свободы, и о неоднократном изнасиловании. По совокупности он получил 17 лет лишения свободы, отбыл полностью весь срок, условно-досрочно не освобождался. Выйдя на свободу, он находится под административным надзором и имеет целый ряд ограничений, которые должен соблюдать. Это правовая сторона дела.

Мы можем говорить, что надо сделать наказание за подобное преступление более суровым. Но ему дали столько, сколько в совокупности по тем статьям, по которым он был осужден, можно было ему дать. Дать больше не в компетенции суда.

А что касается обнародования... За долгие годы следственной и прокурорской практики я сталкивался со многими мерзкими типами похлеще, чем этот Мохов. Предавать гласности то, что ты узнал, что ты почувствовал, общаясь с этими негодяями - это твой собственный выбор. Я даже дома с домашними, с друзьями, с близкими никогда не говорил о деталях тяжких преступлений. Я берег их психику.

Но сейчас стали раздаваться голоса, требующие разработать закон, который бы запрещал брать интервью у осужденных. Я считаю, что это неправильно, запрещать это нельзя. Но тут есть другой аспект. Любой серийный убийца, любой серийный маньяк и педофил - люди неудовлетворенные. Через свою преступную деятельность они пытаются утвердиться в этой жизни, доказать собственное превосходство. У них у всех присутствует бравада. Они хотят показать свое превосходство, что они могли распорядиться чужой жизнью, чужим здоровьем, честью. Журналист скорее всего понимает, что он своим интервью будет способствовать пропаганде такого рода преступлений. Какова была цель Собчак? Сделать так, чтобы люди посмотрели на этого маньяка и чтоб у людей возникло возмущение? Но это зло и так не находило какой-либо поддержки, людей не надо убеждать, что это мерзость, они и так это знают. Скорее всего Собчак просто гналась за эпатажем, за сенсацией. Поэтому речь идёт о аморальности самого корреспондента. Получить интервью - право журналиста. А его обнародование - вопрос его совести и морали.

Такое интервью может использоваться как учебный материал для следователей, оно может изучаться судебными психологами и психиатрами, если это была качественно сделанная работа. Я ее оценить не могу, потому что не смотрел, в моей жизни подобных интервью и так хватало.

Подробнее смотрите на Youtube-канале #ЗАУГЛОМ.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх