Аргументы недели

97 492 подписчика

Свежие комментарии

  • Mike Valin
    По закону, что за слово, я не слыхивал такого. (Сказка о золотом петушке).Направленных в во...
  • Mike Valin
    Снова правительство плюëт на Конституцию и права человека. Гарант конституции делает с точностью до наоборот, вместо ...Направленных в во...
  • Владимир
    Да, диваном их прибить.Путин заявил о «к...

Василий Мельниченко: «Чем меньше людей в России, тем проще управлять ее ресурсами»

Василий Мельниченко: «Чем меньше людей в России, тем проще управлять ее ресурсами»

Председатель Общероссийского общественного движения «Федеральный сельсовет» Василий Мельниченко когда-то прославился своими высказываниями: «Россия производит впечатление великой державы, но больше она ничего не производит», «Уровень бреда превысил уровень жизни». Знаменитый на всю страну фермер рассказал «Аргументам недели», почему, на его взгляд, провалился нацпроект «Демография» и что нужно срочно сделать для радикального исправления ситуации. 

– Василий Александрович, если мы вобьем в поисковой строке в «Яндексе» «Нацпроект «Демография», то сразу увидим подсказку – «провалился». Кто вообще рассчитывал, что такой Национальный проект может быть удачным?

– Конечно, он в самой своей сути был неудачен. Важнейшая цель Национального проекта «Демография» – сделать так, чтобы люди жили как можно дольше без ограничений, вызванных возрастными изменениями и хроническими заболеваниями, а прописанные в Национальном проекте меры, вроде бы, и правильные, но они мало связаны с деторождением. Демография – это же не охват страны физкультурой и не рост числа детских садов. Бесспорно, детские сады необходимы, но именно демографическую ситуацию это не меняет и на деторождение не влияет.

– Возникает вопрос: все те чиновники и депутаты, которые писали, голосовали, принимали и утверждали этот проект, они о чем думали?

– Даже если мы возьмем и посмотрим на самый главный желаемый ими результат нацпроекта – увеличение рождаемости, то это будет 1,7 ребенка на семью. Статистика – вещь прекрасная, естественно, речь идет не о конкретной дробной части ребенка, цифра в среднем по России. Но этой цифры совершенно недостаточно. Для того, чтобы страна только не вымирала – не росла численно, то есть просто не вымирала – нужен показатель 2,2 – это основа воспроизводства. То есть нацпроект «Демография» был заведомо составлен и рассчитан до 2024 года так, чтобы население нашей страны уменьшалось.

И оно уменьшается!

– И если мы берем 2020-й год, то россиян стало меньше на 688 тысяч человек. И чуть ли не на 200 тысяч уже в первом квартале этого года. Понятно, что мы идем с опережением графика – того самого графика, который отражает заложенное уменьшение числа людей в России.

Так кто же это так замечательно придумал?

– Правительство Российской Федерации. Кстати, те самые стратегические планы, которые разрабатывались в РАНХиГС и Центре стратегических разработок, не были взяты для составления нацпроекта. Почему-то даже их наработки, к которым мы относились критически, не были взяты за основу, а Правительство сочинило свои и ещё хуже, вот они-то и были подписаны Президентом России – и пока никто в это не вникал, казалось, что и в действительности все будет так же красиво, как обложки презентаций Национальных проектов. Тут тебе и борьба с бедностью, и дороги, и демография, и здравоохранение, и все остальные наши беды. Но ведь главные цели – это сохранение, сбережение людей, прекращения оттока жителей из сел в города, обезлюдивание территорий.

И там было прописано: всего этого мы должны были достичь к 2024 году, а не к 2030, как нас сейчас уже убеждают. Планы срываются повсюду, но в первую очередь – именно в демографии. Что было спланировано совсем плохо – то и проваливается в первую очередь.

Цель, что «мы должны вымирать», еще раз скажу, поставило Правительство России.

Зачем?

– Чем меньше людей в России, тем проще управлять ее ресурсами. Тем проще тратить.

– А кто же будет платить налоги?

– Для налогов есть недра, лес, табак и водка. Так, в 2020 году налогов на табачные изделия собрали в 5 раз больше, чем от всего сельского хозяйства России.

Это их не особо волнует. Налоги ведь нужны не столько для регулирования экономики и пополнения бюджета, сколько для того, чтобы мы перестали работать. Потому что, чем больше налогов, тем меньше мы как предприниматели имеем стимул что-либо производить. Набиуллина и все умники из разных экспертных клубов ведь когда еще сформулировали, что для России нужно 20 мегаполисов, а между ними хоть пустыня. Это и есть их символ России – пустота и месторождения, с которых их жизнь и доходы складываются.

И мы понимаем, что попутно женщины страны могут рожать все меньше и меньше – это объективный факт, и медицинский, и социальный.

Кстати, о медицине. В нацпроекте все же есть ЭКО…

– Да, это, безусловно, позитивно, кто не мог забеременеть, получает шанс.

– Но, кроме того, в том же нацпроекте есть множество странных целей. Например, поголовный охват населения физкультурой. Как будут считать, правда, непонятно. Потом – сотни тысяч статей про здоровый образ жизни. Еще что-то столь же абстрактное… Но в реальности – что нужно делать на самом деле?

– Первое: люди в России нездоровы – в плане, извините за резкость, размножения. И одна из причин этого – еда.

– Об этом в нацпроекте как раз подумали: один из пунктов – о доведении производства отечественной еды, богатой макро- и микроэлементами, до 30% на рынке.

– О да, макро- и микроэлементами они могут сколько угодно еду накачивать, но это не сделает ее качественной, причем тут это вообще? Еда производится не в чанах лабораторий в Москве, а на фермах, в селах. В городах она может только дорабатываться, чтобы донести ее людям, да и то лучше бы не трогали, а давали людям как есть, без консервантов и прочих Е и Ё – только портят ведь.

И второе: каждая 6-я девушка, а это около 7 миллионов женщин бесплодны, в том числе у 3 миллионов причины не в физиологии, а из-за неправильного питания, вредных привычек и страхов, а отсюда и стресс, который носит больше психологический фактор.

У нас нет концепции будущего, а если не видишь будущего, то будешь жить в прошлом. Зачем тогда рожать детей?

– Помню 90-е годы, когда я был председателем колхоза и видел, как невероятно, взрывом выросла смертность мужчин. В целом создались такие условия, когда люди перестали рожать. Затем, многие уехали в город – это важный фактор, который влияет на демографию.

Девушки, женщины именно этого, детородного, фертильного, как говорят, возраста, отправились на заработки в города. Все это видели, понимали: появилось слово «челночники». Как жили эти люди? Они вскладчину снимали квартирки-коморки. За девушками подались парни, в какие-нибудь охранники. И точно так же, по двое-по трое, снимали углы. Завести семью – полноценную, нормальную – в этих условиях было почти невозможно.

Но природа брала свое: парень и девушка встречались, дружили, влюблялись, снимали совместную комнату или квартиру, рождался ребенок – но жить с ним оказывалось невозможно: не хватало ни жилья, ни денег. И, как минимум, в 50% случаев, мужчина либо бросал жену с ребёнком, либо ребенка отправляли к бабушке в деревню или малый провинциальный город. В этом случае, понятно, никакой семьи не получалось. Ведь не было возможности даже отдать ребенка в детский сад, условием которого была прописка.

Этот фактор никуда не ушел: мы видим, сколько человек снимают в Москве квартиры. Семья просто не может стать больше: один, дай бог, два ребенка.

Статистика заявляет, что в России 17 миллионов семей с детьми и, из них 6 миллионов, то есть каждая третья семья, это мать-одиночка. А ведь мы ещё помним: «Крепка Семья – крепка Держава».

Так что же, нужно бороться с урбанизацией?

– Нет, просто государство должно было бы думать об этом процессе. Если бы, конечно, хотело – а этого нет. Нужно, чтобы люди не уезжали из своих деревень и малых городов. Но для этого нужно создать условия бизнеса, выгодного людям там – в деревнях и малых городах. В этом же заинтересован и город, потому что при таком наплыве мигрантов в нем уже не остается работы: услуг-услуги-услуги. Взять любое офисное здание среднего объема: полтора десятка охранников и четыре десятка уборщиков – столько явно не нужно, но город так живет.

А если мы посмотрим на Псковскую, Новгородскую, Курганскую область – они просто вымерли. В 2020 году рекордсменом по убытию людей стала Тамбовская область. Богатейший Чернозём и вот те на – люди отказались жить.

Вот, в «13» нацпроекте – «Развитие сельских территорий», предполагается повышение рождаемости на селе. За счет кого – пенсионеров будут привлекать, бабушек? Там же молодых не осталось. Даже если они и числятся в селах, то живут уже давно в городе.

– Эксперты говорят как раз об этом: что нацпроект «Демография» изначально был утопичен…

– Э нет. Он не утопичен, он просто неверен, неверны поставленные в нем цели. Нужно было выходить на 2,3, а то и просто на 3 ребенка на семью.

– Но ведь есть европейский опыт. В Европе, как известно, не рожают, хотя страны развитые. Все говорят о старении населения как об общей тенденции. А Россия относится именно к Европе, как ни крути. Так что же нас отличает от Европы, где маленькие деревушки и провинциальные городки развиты, не в пример нашим?

Что мне до того, что мир широк? У нас тут, в России, свои проблемы. Если мы соглашаемся с тем, что нас будет становиться меньше, что для обслуживания экономики трубы достаточно – сколько там? – 80 миллионов или меньше, то можно сразу опустить руки. А я говорю: нас стало ровно в два раза меньше, потому что в сёлах сельсовета Галкинское, это на Урале, раньше проживало 5 400 человек, а сейчас осталось меньше 2700. Думаю, за год уменьшимся еще человек на 100. Ежегодно так мы сейчас уменьшаемся – и отток, и смертность.

Вы только представьте себе: огромная территория, в тысячи квадратных километров, где есть 15 сел и деревень, где 22 тысячи гектаров прекрасной земли, пашни, где дороги и электричество существуют еще с 70-х годов и, на этой территории не стало ничего – нет поголовья скота, нет рабочих мест. Есть села, где живут до 900 человек, – и ни одного производственного рабочего места, кроме социальных: школа да фельдшерско-акушерский пункт, так называемый ФАП. Это – за последние 20 лет, причем в это же время здесь закрывались школы: минус 5 школ.

Вместо больниц привезли вагончики – те самые ФАПы. Чиновники поставили – и написали в отчет Президенту как о достижении. А почему вагончик не обозвали поликлиникой? В моем разговоре с Путиным в 2016 еще году я об этом сказал: Владимир Владимирович, 436 больниц закрыли в этом году. Он возражает: но ведь открыли же ФАПы! У меня микрофон отобрали, и я не успел сказать, что это просто вагончики – как для вахтовиков, лесорубов.

– На излете 2019 года Путин в Думе признал оптимизацию здравоохранения ошибкой…

– Конечно! Он и в беседе со мной тоже согласился, что недопустимо закрывать больницы и школы.

Но пойдем дальше. Демография связана еще и со здоровьем – об этом я уже сказал. А здоровье? Снова повторю: с качеством продуктов. У нас же аптеки начали просто жиреть – вон, посмотреть на арестованного Шпигеля. Стоит, кстати, проверить, чем нас лечили – что это за лекарства, если за их продажу нужно давать взятки губернаторам? И я теперь не уверен, что есть хоть один губернатор, кто денег за продажу лекарств, на подведомственной ему территории, не брал.

Но и сами лекарства – следствие еды. Что нам говорят в рекламе? После еды надо обязательно выпить горсть таблеток.

- Это что за еда, после которой надо пить таблетки?!

- Это тоже следствие того, что на моей территории не стало ни коров, ни другой живности и села идут к деградации: это государственная политика – прекращение жизнедеятельности.

– Но ведь государство говорит о поддержке, выплачивает пособия, даёт субсидии.

– Деньги-то дают, но детей все равно нет. На деньги детей не купишь. Мое стойкое убеждение: дети должны быть востребованы: ну чтобы хотелось, ну чтобы было обязательно нужно.

Сейчас деньги на детей – способ выжить на селе. Если 6-7 детей, то это означает, что семья по меркам села живет лучше, чем бездетная, потому что работы просто нет. Но объективно – это все равно большая бедность.

Стимулирование государством рождения детей только за счёт выплаты пособий – малоэффективная мера. Государство должно стимулировать повышение уровня жизни граждан России, уверенности в завтрашнем дне, доступа к качественной медицине.

Так что еще раз скажу: дети должны быть востребованы. И не ради денег. И обеспечить это может только сословие крестьянства, развитого и современного крестьянства.

Поймите правильно: это не ролики про «Кибер-деревню», где все заменено роботами. Хорошее крестьянско-фермерское хозяйство — это не шутка, а вполне возможная реальность, и именно за их счет могло бы увеличиваться население России.

– С трудом представляю, что мне говорят: переезжай-ка, милый друг, в деревню, размножай там кур, коз и овец...

– А так и не надо говорить. Никакая агитация, которая льется со всех экранов, не работает. Учителя, врачи, переезжайте в деревню, мы вам дадим миллион рублей!

Сколько трагедий связано с этими программами «Земский доктор», «Земский учитель». Люди приезжают, понимают, как ошиблись, на что подписались, занимают деньги, только чтобы расплатиться с государством, и уезжают обратно!

А надо, чтобы была мотивация. В первую очередь я должен хотеть остаться. А как? – Чтобы мне было лучше, чтобы в деревне или малом городе у меня был достаток, а не разовая подачка от государства.

Просто так бросаться в деревню тоже неразумно. Неподготовленный человек не знает, как там жить и работать, там нет условий. Это верный путь в бомжи. Поэтому мы и говорим: господа министры! Вам нужно не цифры писать, которые не сходятся друг с другом, а разработать нормальные модели хороших безубыточных хозяйств – то, что и сделал «Федеральный сельсовет».

Для самой потерпевшей за последние десятилетия территории – центрального Нечерноземья – мы как раз и разработали такую программу. Мы объехали Коми, Архангельскую, Вологодскую и Ленинградскую область, Карелию, Подмосковье. И понимаем: все можно сделать по уму. Мы задумались, привлекли экспертов РАНХиГС, посчитали и… – это зона очень хороша для животноводства. Корнеплоды растут – шикарно, а травы – еще лучше.

– Борщевик?

– И борщевик в том числе – отличное растение, самое сахарное растение России, между прочим.

Наша задача не заниматься пропагандой, а сделать конкретное дело. Подобрать и обучить 30-40 семей на район, помочь им скомплектовать хорошие хозяйства, показать, как они работают. Мы все расписали: всю технологическую цепочку, всю финансовую составляющую, социальную. И получается, что к концу третьего года семья из трех-пяти человек, ну и плюс еще пара наемных работников, выходит на минимальную прибыль в 3,5 миллиона рублей, и это на одну семью в год! Я думаю, что и в Москве очень мало таких семей, кто зарабатывает такие деньги.

Такие семьи фермеров живут – и мы покажем по телевизору – в хороших условиях, в современном доме, недалеко рабочее место, та же ферма на сто коров (это может быть и другой бизнес). Вся нужная техника рядом. Все удобно, все красиво: мы видим, как человек вышел из дома к своим буренкам, почистил их стойла, подкинул корма, все сделал, все нормально, дойка завершилась, приехал кооперативный молоковоз из райцентра, вокруг которого ещё три десятка таких ферм, забрал молоко и фермер не волнуется, ведь его задача – соблюсти чистоту и порядок на молочной ферме.

Главное здесь – освобождение таких хозяйств от всех налогов, но только если они входят в кооператив. Это – стимул. Ну и, конечно, освобождение ото всех видов отчетности. Дальше – разумная экономия – не нужно 30 агрономов на 30 хозяйств. Нужен – один. Один инженер, один зоотехник, один электрик: все они приезжают на типовую ферму, знают, как там все устроено, это не нынешний разнобой. И здесь как раз государство должно нас мотивировать различными «пряниками» – грантами и субсидиями.

– А где взять начальный капитал?

– А вот здесь государство как раз должно помочь. Типовая ферма стоит 70 миллионов. Под ключ: дом, подъездные пути, доля в кооперативе, коровы. Даже по нынешним правилам государство дает Грант 30–40 миллионов, но без типовых моделей и без кооперации это деньги на ветер – через 3–4 года банкротство с перспективой уголовного дела для фермера. А если людям дать эти деньги с продуманными условиями, которые мы предлагаем, – то это не чемодан без ручки «дальневосточного гектара», а реальная помощь – и все получится.

И не нужно думать, что государство что-то потеряет: сейчас все российское село дает 75 миллиардов рублей налогов в год. Это сбережения от взяток 8 полковников ФСБ. По российским масштабам – считай, совсем ничего.

Но ведь далеко не все семьи согласны на сельский труд.

– Не все. Так всем и не нужно. Допустим, мы сорганизуем два миллиона таких семей. И в них будут востребованы дети! Потому что это – будущие наследники. Это же есть в каждом человеке: передать свое дело тем, кого родил и растишь, для кого живешь и работаешь.

Потом ведь и работники нужны. Дети – это те, кто будет работать в семейном деле. Захотят уехать учиться – пожалуйста. Деньги в семье есть. Конечно, плохо, что образование у нас платное, Россия может и должна позволить всем бесплатное обучение, но это сейчас другой вопрос. Главное, что выучившиеся дети вернутся, потому что здесь удобнее жить – на своей земле.

– Но двух миллионов семей все равно не хватит для роста населения.

– Смотрим дальше. Благодаря им создаются базовые хозяйственные цепочки – мясоперерабатывающие и молочные заводы, овощные и консервные цеха, производства по выделки шкур и переработке зерна и многие другие – смотрите, какая цепочка будет увязана на это в малых городах. Значит, и в них останутся люди и начнут богатеть семьи. И не исключено, что они, имея более-менее приличные условия для жизни, тоже будут рожать детей, а не уезжать в мегаполисы жаться по углам и коморкам.

Вот так 2 миллиона семей вскоре превратятся в 10 миллионов новых рождённых человек – и это только начало.

2 600 000 детей ежегодно будет рождаться в России начиная с 2024 года и каждый год будем прирастать на 600 000 человек – и это не мигранты, а коренные россияне. В первую очередь восстановим исторические русские области Нечерноземья – вот вам, россияне, Национальная идея!

PS: Чиновники требуют от законодателей либерализацию миграционной политики, поэтому дефицит населения России, вне зависимости от рождаемости, будет восполняться за счёт азиатских соседей. Но при всём при этом мы видим и активную внутреннюю миграцию, миграцию из российских регионов в мегаполисы европейской части России, в Москву и Санкт-Петербург. Поэтому сам по себе рост численности населения приведёт к уплотнению нескольких регионов и нарастанию дисбаланса между центром и периферией.

Поэтому миграционная политика в том виде, в котором она сейчас продвигается, – это тупиковый путь, который уводит нашу власть от необходимости решать вопросы рождаемости и смертности. Мы стали посмешищем для мира – своих детей рожать не хотим, мужиков (раньше времени) массово хороним и заселяем мегаполисы азиатскими гастарбайтерами.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх