Аргументы недели

97 518 подписчиков

Свежие комментарии

  • Альбертт
    Узкоглазики что-то попутали , они нахрен России не нужны .Читатели японског...
  • Вильгельм Гегель
    Странная эта компания SOHU.3 августа 2017 года был опубликован список «100 лучших китайских интернет-компаний в 2017 ...Sohu: вызвав Шойг...
  • Вильгельм Гегель
    Информация секретная и ограниченная. Статья так себе! Обозначила ориентиры и все!«ПолитЭксперт»: с...

Брусиловский прорыв

Брусиловский прорыв

Сто лет назад во время первой мировой войны (1914 – 1918 гг.) четвёртого июня началось наступление войск Юго-Западного фронта под командованием генерала от кавалерии А.А. Брусилова. Это наступление, получившее название «Брусиловский прорыв» до сих пор вызывает неоднозначное толкование.

Наступление
Во Франции в Шантильи состоялась  конференция союзников в декабре 1915 г., на которой было принято решение, что войска Антанты должны произвести в 1916 г. комбинированный  удар против австро-германцев.

В ставке Главковерха 14 апреля 1916 г было совещание, чтобы установить план наступления всеми русскими фронтами. Главковерх Николай 2 и начальник штаба генерал Алексеев редко приказывали и обычно ограничивались просьбами и много советовали. Так было и сейчас. Подготовку к наступлению командующие фронтами должны были решать сами.

В маневренной войне решения задач искали на флангах, но в 1916 г. установилась позиционная война, когда фронт вылился в сплошную  укреплённую позицию от Балтийского до Чёрного моря, здесь флангов не было, и метод атаки охвата через фланг оказался невозможным, так как при сплошном фронте флагов не было. И операцию Юго-Западного фронта без преувеличения можно назвать «прорывом».

С рассветом 4 июня начался сильный артиллерийский огонь по всему Юго-Западному фронту. Артиллерийская атака увенчалась полным успехом. Того же дня пехота перешла в решительное наступление, а к 10 июня прорыв австро-германских укреплений был успешно произведён почти по всему фронту, сильная заминка произошла только на левом фланге, на львовском направлении.   

Но совершив удачный прорыв, Брусилов не мог его развить, чтобы достичь существенных результатов в стратегическом отношении. Войска фронта понесли значительные потери, резервов не было, а те слабые подкрепления, направляемые по частям с других фронтов, не могли поддержать успех прорыва.


Причины неудач

Отсутствие единоначалия, одной единой идеи и воли к проведению замысла в жизнь было нормой Ставки Верховного Главнокомандования в первой мировой войне.

И хотя наступление Юго-Западного фронта в 1916 г. сыграло значительную роль в ходе войны, этот успех не был использован Россией, а пришёлся на долю союзников.

А случилось это потому, что верховное русское командование в Лице Николая 2 и генерала Алексеева было чересчур уступчивым  в обязательствах и требованиях, предъявляемых русским союзниками, особенно Францией, считавшими Россию чуть не своим несостоятельным должником. К тому же русское верховное командование не могло проявить твёрдость и заставить исполнять свои решения командующими фронтами и армиями. Особенно бросалось в глаза разновременность ударов, наносимых русскими фронтами.

Как не раз случалось во время войны, стратегические выгоды от самой успешной русской операции достались союзникам. Россия же оказалась не в состоянии ни развить успех, или хотя бы закрепить его. В обществе стало развиваться недоверие к своим генералам и пессимизм к победе….     

Мифы о Брусиловском прорыве  

Брусиловский прорыв 1916 г. занимает важное место в истории первой мировой войны. В настоящее время вновь возрождаются мифы о нём, порождённые официальной пропагандой и военной цензурой в первую мировую. Подвергнутые серьёзной критике в 20-е годы 20-го века, несмотря на противодействие самим Брусиловым, опровергнутые в 30-е годы 20-го века, они возродились в годы Великой Отечественной войны.

В последние годы серьёзные исследователи первой мировой войны, прибегая к источникам архивов и трудам современников того времени, пытаются перейти от мифов к объективным оценкам этого события.   Но очень трудно преодолеть идеологические стереотипы, даже опираясь на источники архивов первой мировой, забытых с конца40-х годов прошлого столетия. Но всё же их изучение и освоение позволит лучше и глубже осмыслить великую драму 1914-1918 годов.

Тайна «Брусиловского прорыва»

В июне (4 числа) исполняется 100 лет со времени прорыва русскими войсками Юго-Западного фронта обороны австро-венгерских войск. В советской историографии этот прорыв назвали Брусиловским, по имени командующего фронтом А.А. Брусилова. Но в мировой военной истории эту операцию русской армии называют Луцким прорывом, и это ближе к истине, потому что Брусилов больше сопротивлялся действиям русской армии, чем содействовал наступлению. Не исключено, что громкой славой в советской истории генерал Брусилов обязан тому, что сразу перешёл на сторону советской власти и добровольно вступил в РККА.

Помимо генерал-адъютанта Брусилова, командовавшего фронтом, были и другие участники этой операции – это командующий 8-й армией, которая собственно и осуществила прорыв, генерал А.М. Каледин. А на острие этой армии наступала «Железная дивизия» генерала А.И. Деникина.

Считается, что царская Ставка, планируя фронтовые операции на лето 1916 г., считала участок Юго-Западного фронта главным. Как писал А. Каледин в частном письме Н.Н. Головину 3 июня 1916 г.: «Сделано было всё, чтобы наступление Юго-Западного фронта закончилось ничем. Так как по решению Ставки главный удар должен был наносить Западный фронт, ему, и предоставлены были все средства. И только впоследствии Ставка посылала Юго-Западному фронту подкрепления пакетами,  по каплям. Ставка неожиданно потребовала от Юго-Западного фронта перейти в наступление первым – для спасения Италии и для облегчения французов под Верденом» (Письмо было впервые опубликовано в Испании в 1968 г. – В.К.).

Н. Головин (военный историк 1875-1944 гг.) уже после первой мировой войны в своём труде «Галицийская битва» открыто называет А. Брусилова человеком, который сделал всё, чтобы наступление русских войск захлебнулось. «Приказ генералу Келлеру выступить был дан Брусиловым слишком поздно. Момент был упущен», - отмечает Головин.  Стратегическая ошибка в этом сражении произошла, по мнению учёного, из-за нежелания командующего Юго-Западным фронтом Брусилова вовремя дать подкрепления именно 8-й армии генерала Каледина для широкого наступления и развития его на Запад. Из всего этого он делает два совершенно непривычных для историков начала 21 века вывода:

- Во-первых, царская Ставка планировала наступление Юго-Западного фронта летом 1916 г. как вспомогательное, как второстепенный удар. Наступление началось ранее запланированного срока. Наступающие войска фактически приносились в жертву ради спасения союзников в Италии и во Франции.

- Во-вторых, командующий фронтом Брусилов не имеет права считаться «автором» Брусиловского прорыва. Успех, достигнут был не благодаря, а вопреки его воле. Уже в ходе сражения он делал всё возможное, чтобы приостановить свои войска, затормозить их. А своё собственное бездействие свалил впоследствии на покойного генерала Алексея Максимовича Каледина.

Эти выводы  подтверждают и малоизвестные у нас книги, как-то «Луцкий прорыв. Труды и материалы к операции Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 года», под редакцией Петра Васильевича Черкасова, преподавателя академии РККА, объёмом 272 страницы со схемами, изданная в 1924 году. И вторая, изданная в Мадриде в 1968 году эмигрантами – донскими казаками к 50-летию убийства генерал-лейтенанта от кавалерии А.М. Каледина  «А.М. Каледин – герой Луцкого прорыва и донской атаман». И эти два труда дополняют друг друга.

Так кто же на самом деле является автором стратегического успеха русской армии летом 1916 года – красный генерал Брусилов или белы атаман Каледин? Этот вопрос пока остаётся без ответа.

Р. S.  Автор этого краткого материала до последнего времени оставался в плену советского официального представления о «Брусиловском прорыве», пока ему не попались и другие материалы, которые заставили задуматься о нашей военной истории.

К сожалению, все выставки и материалы к 100-летию этого события проходили под знаком «Брусилова», где даже нет имени Каледина.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх