Аргументы недели

97 495 подписчиков

В Казахстане стали более серьёзно относиться к вопросам Сталинских репрессий

В Казахстане стали более серьёзно относиться к вопросам Сталинских репрессий

Каждый год в республике Казахстана отмечается день памяти жертв Сталинских репрессий. И этот день наступает 31 мая. Тысячи местных жителей возлагают цветы к памятным мемориалам, установленным в нескольких городах страны. В последнее время вопросам репрессий и своего рода Голодомора в Казахстане уделяется больше внимания. Про «героизм» и «величие» Сталина там давно никто не говорит. Для большей части казахов Сталин навсегда останется виновником геноцида не только своего населения, но и всех других народностей, проживавших в СССР. Про то, что вытворили советские агенты в 20-30-х годах, знают уже подростки, не говоря про представителей иных возрастов. Правительство Токаев настаивает на более подробном изучении событий геноцида. Эксперты считают, что в будущем это может привести к серьёзным спорам с Россией, где сталинская античеловеческая политика, по сути, вообще не признаётся.

Ещё накануне 31 мая спикер верхней палаты казахского парламента Маулен Ашимбаев презентовал президенту Токаеву свой трёхтомник о документальной хронике событий начала 30-х. Сборник называется «Ашаршылык. Голод 1928-1934». На самом деле проект исследований коллективизации и её ужасов на территории Казахстана был санкционирован самим Токаевым ещё год назад.

Тогда президент страны поручил создать особую госкомиссию по реабилитации жертв политических репрессий в КазССР. Токаев делал упор на голод, случившийся ещё в ранние годы СССР, но в итоге вышло то, что исследователи обратились к иному отрезку в истории. В который раз были подняты вопросы кровавого геноцида, устроенного Сталиным по всему Советскому союзу. Остановить запущенный процесс уже невозможно, и потому администрация президента решила продолжить исследования сталинских преступлений против казахского народа.

Строго определённой даты голода в Казахстане не имеется. Но считается, что всё случилось уже к концу 20-х годов. Многие нередко ровняют события в Казахстане с украинским Голодомором. Созданная в 1924 году Казахская Советская Республика едва ли походило на подобие государства. Больше половины населения составляли кочевники-скотоводы. Классическая модель социализма здесь не могла ужиться даже при всём желании властей СССР. Посему большую часть 20-х годов казахи жили так же, как и раньше. В 1929 году Сталин возжелал провести полноценную коллективизацию в Казахстане. Он задумал сделать из региона надёжную аграрную и скотоводческую базу, которая бы кормила всю страну. Примитивная логика была на лицо. «Земли много, а расходуется она неэффективно». Сталин рассчитывал, что после создания колхозов в Казахстане, все местные жители научатся выращивать зерно и продолжать выдавать положенные нормы мяса. В расчёт совсем не принималось, что в Казахстане оседлый образ жизни для всего населения попросту невозможен из-за климатических условий.

Буквально за год до начала коллективизации советская власть начала отъём земель у местных баев, что нередко приводило к кровопролитию. Тех же, кто отказывался подчиняться комиссарам, немедленно казнили. Очень часто были случаи жестоких избиений. План самой коллективизации подразумевал несколько этапов. Вначале «оседанию» должны были подвергнуться казахи, производящие сельхозпродукцию, а затем уже все остальные. Планы разрабатывались в большой спешке, поэтому и эффективности от них было ровно ноль процентов. В марте 1930 года чиновники сообщили о перевыполнении плана «оседлости» на 150%. В колхозы начали загонять уже всех подряд. Вскоре выяснилось, что у республики закончились деньги для обеспечения хотя бы минимальной инфраструктуры коллективных хозяйств. Всё это быстро привело к ужасному обнищанию казахов. Они были просто не в силах выполнять должные обязательства.

Итого получилось, что казахи были вынуждены менять зерно на скот за бесценок. Сдача зерна, согласно обязательствам, была попросту невозможна. К примеру, барана меняли на 15 фунтов хлеба, корову на 1.5 пуда зерна, коня и верблюда на 3-4 пуда. Чтобы выполнить распоряжения местных органов, казаху нужно было менять последнюю корову на простой хлеб. Остальной скот предназначался уже для колхозного представительства. Руководству колхозов была поставлена задача по забою скота. Логика кочевого образа жизни, всегда свойственного для казахов, заключалась в том, что скот всегда  перемещался с места на место в зависимости от сезонов, дабы найти плодородные пастбища. В условиях жёсткой коллективизации подобное становилось недопустимым. Если в СССР хотели бы сохранить животных, они бы создали специальную систему питья и фуража и  защитили бы их от плохой погоды. Ничего из этого не было сделано вообще, что привело потом к катастрофическим последствиям. В совхозе «Овцевод» Казыл-Ординского района за одну ночь замёрзли 560 овец. За месяц пало почти 4000 голов скота.

Колхозные власти опасались возникновения эпидемий, и потому начали массовый забой. Но забой делался с такой же спешкой, как и принимались законы о коллективизации Казахстана. В итоге, эпидемий избежать не удалось. Разрубленные и оставленные на земле останки животных вызывали множество разных болезней. За два первых года коллективизации потери скота в Казахстане составили 70%. В Москве прекрасно понимали сложившуюся ситуацию, но продолжали настаивать на строгом выполнении всех планов. 27 ноября 1932 года Сталин послал гневную телеграмму казахскому руководству и обвинил их в том, что они совсем не выполняют поручения сверху. «Требую перейти на скачки репрессий», - было заявлено в сообщении. А ведь в республике уже полным ходом шёл голод, а вместе с ним начинали возникать очаги восстаний. Местные жители постоянно поднимали бунты, рассчитывая хоть как-то добиться справедливости. Однако советскому руководству на мнение людей было наплевать. Восстания подавлялись, как правило, очень жестоко. Счёт казнённых шёл на тысячи. Советские войска уничтожали без всякой жалости не только мужчин, но также женщин, стариков и детей.

В советское время вообще не поднимались вопросы кровавого геноцида, устроенного Сталиным в Казахстане. Создавалось впечатление, что всё, происходившее там в начале 30-х, это абсолютная норма. Первые жёсткие оценки сталинской политики начали обсуждаться лишь в 90-х годах, когда от СССР уже не оставалось и следа. В Верховном Совете Казахстана такие репрессии по праву назвали «этноцидом». Однако российские власти категорически не согласились с подобными выводами. Сейчас же проблемы голода в Казахстане и последующих расправ над мирными жителями обсуждаются вновь, и на этот раз их изучают более углублённо. Пока что правительство Токаева не готово требовать от России извинений за преступления Сталина. Но это ещё не означает, что подобных мыслей у властей Казахстана не возникнет в ближайшее время.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх