Аргументы недели

97 487 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vladimir Lioubimcev
    Ну так "не вмешиваемся" же в дела суверенных государств....Путин заявил, что...
  • Vladimir Lioubimcev
    Путин НЕ "заявил", а констатировал факт, что Запад поддержал (и подготовил) госпереворот на Украине.Путин заявил, что...
  • Виктор Козодоев
    Вову просили помочь , а он отказал, вот и получай на чайПутин заявил, что...

Почему учению глобального потепления перестали доверять

Почему учению глобального потепления перестали доверять

Проблема не в том, кто прав: алармисты, уверенные, что выбросы углекислого газа погубят планету, или их оппоненты, считающие все предупреждения величайшей аферой современности. На кону репутация науки в целом. Выпускники одних и тех же университетов воюют жарче скифов: между ними нет согласия по элементарным вопросам, как нет и дискуссии в научном смысле слова. А трюки, на которые они идут, чтобы посадить оппонентов в лужу, привели бы в ужас учёное сообщество времён Эйнштейна и Резерфорда. Такие бои в грязи между историками, поэтами или философами ещё как-то можно представить, но ныне речь о естественно-научных дисциплинах, идеологизировать которые до такой степени не снилось даже Трофиму Денисовичу Лысенко.

Нефтегазовый след

В декабре 2020 г. новоизбранный президент США Джо Байден представил климатическую программу, благодаря которой собирается вывести Штаты в лидеры в борьбе с глобальным потеплением. Американские левые рукоплещут: мало того что Агентство по охране окружающей среды (ЕРА) впервые возглавит чернокожий, так ещё и в планах новой команды демонтировать все инициативы по климату ненавистного Дональда Трампа.

Президент Трамп считал «зелёный истеблишмент» всего лишь корпорацией лоббистов, которые доят мировую экономику, пугая всех климатическим апокалипсисом.

А им в реальности и не пахнет. Поэтому в 2020 г. Трамп вывел США из Парижского соглашения по климату и отменил более сотни экологических обязательств страны, сэкономив бюджету миллиарды долларов. Байден намерен, несмотря на просевшую в пандемию экономику и 27-триллионный государственный долг, распилить ещё 4 трлн долларов на «восстановление инфраструктуры», словно страна подверглась ядерному удару. А взамен получить репутацию анти-Трампа.

В Парижское соглашение Америка вернулась в феврале 2021 года. Пишут, что для главы крупнейшей сверхдержавы почему-то очень важен экологический саммит ООН, который пройдёт в Глазго в ноябре 2021 года. На нём будут обсуждать в первую очередь, как ограничить выбросы углекислого газа, какими ещё запретительными мерами обложить производственный бизнес и на сколько увеличить суммы, которые страны-участники готовы жертвовать на это благое дело. Мировой экономике от этого явно не поздоровится, но Байден пока даже не стал героем. Наоборот, «зелёный истеблишмент» капризничает.

Экологические активисты раздосадованы, что в климатической команде Байдена есть люди, которые не ассоциируются с политикой «чистой» энергетики. Глава команды, бывший госсекретарь Джон Керри, хоть и ратует сегодня за ужесточение экологической политики, в прошлом стоял за добычу сланцевой нефти методом гидроразрыва пласта. Для экологов это всё равно что дворянское происхождение в Красной армии 1930-х. Неформальный советник Байдена Джейсон Бордофф в своё время выступал – о ужас! – за увеличение экспорта природного газа. Во главе Центра глобальной энергетической политики при Колумбийском университете он получал дотации от нефтегазовой отрасли, что в глазах экологов делает его чем-то вроде «иностранного агента». Эрнест Мониз сидит в правлении газовой и электрической компании Southern Company.

Да и самому папаше Байдену в ходе предвыборной гонки прилетало: его подозревали в том, что он не будет разрушать сырьевую отрасль, которая при Трампе сделала США чистым экспортёром органического топлива ради замедления потепления. И не станет торопиться с переводом автопрома на электричество. Сегодня такие подозрения способны разрушать карьеры не хуже обвинений в расизме, сексизме или атеизме. Но как само «климатическое лобби» добилось такого влияния? Чем оно смогло так напугать человечество и чем доказывало свои угрозы?

Климатический экстремизм

До начала 1990-х годов считалось, что периоды колебания температуры Земли совпадали с солнечными циклами. Сравнительно тёплое 30-летие соответствовало активному Солнцу, а холодное – спокойному. Гитлеровское нашествие совпало с холодами, при которых бензин замерзал в баках танков, а по льду Ладоги прокладывали железнодорожные рельсы. Что вряд ли пришло бы в голову сегодня, когда МЧС умоляет рыбаков не выходить на лёд. До 1970 г. учёные даже пугали человечество глобальным похолоданием, но тогда в моде были другие страхи: коммунизм, ядерная война и т.д.

В 1990-е советская угроза обанкротилась, а левый истеблишмент обнаружил, что мало кому интересно бороться против капиталистической эксплуатации на фоне космического роста благосостояния «эксплуатируемых». Тут очень кстати выяснилось, что «климат сошёл с ума». При ООН возник бюрократический спрут IPCC (Международной комиссии по изменению климата), а климатолог Майкл Манн прославился «хоккейной клюшкой».

В 1999 г. мало кому известный 34-летний Манн опубликовал статью, в которой наглядно показал углеродное загрязнение на графике, напоминавшем по форме лежащую хоккейную клюшку, – после столетий неторопливого пике кривая резко взмывает вверх. Утверждалось, что никакого следования за солнечными циклами больше нет, потому что своей бурной производственной деятельностью человек превысил все допустимые выбросы углекислого газа в атмосферу. И если человечество срочно не примет экстренных мер, апокалипсис станет необратим. Уже сегодня исчезло Аральское море и тают снега на вершине Килиманджаро. А в перспективе на обоих полюсах планеты начнут исчезать льды, уровень океана поднимается и затопит целые страны, не говоря уже о резко возросшем числе цунами, торнадо и нашествий саранчи.

Соратники Манна, организовавшиеся вокруг IPCC, объявлялись «независимыми учёными», а все, кто с ними не согласен, – дезинформаторами и наймитами сырьевого бизнеса. И спорить с этим – всё равно что отрицать победу СССР во Второй мировой войне. Тема климатического алармизма привлекла не только научных сотрудников вроде Манна, но и такого политика-тяжеловеса, как Альберт Гор.

Вице-президент США в администрации Билла Клинтона сумел перезапустить карьеру, гастролируя по планете с курсом лекций на тему глобального потепления. Он написал книгу и снял фильм «Неудобная правда», получивший «Оскар» в номинации «Лучший документальный фильм», а речь Гора на его вручении показала, что опытный политик и в шоу-бизнесе не потеряется. Британские власти собирались внести «Неудобную правду» в школьную программу – дело даже дошло до суда, который пришёл к выводу, что фильм основывается больше на эмоциях (бичуются сырьевые проекты конкурента-республиканца Джорджа Буша), чем на научных данных. И нет серьёзных оснований полагать, что в ближайшие годы тающие ледники Гренландии и Антарктиды затопят значительную часть суши.

Тем не менее в 2007 г. Альберт Гор получил Нобелевскую премию мира. Накануне её присуждения фанаты Гора выкупили полосу в газете The New York Times, где опубликовали письмо к кумиру: «Америка и вся Земля прямо сейчас нуждаются в герое – в ком-то, кто выйдет за пределы обычной политики и принесёт реальную надежду нашей стране и всему миру». Истеблишмент счёл Гора с его «Неудобной правдой» более достойным Нобеля, чем 98-летняя полька Ирена Сэндлер, которая во время войны спасла 2, 5 тыс. еврейских детей из Варшавского гетто, была схвачена гестапо и не выдала своих соратников после многодневных пыток.

Мало-помалу теория «глобального потепления» стала походить на Евангелие. И всякий, кто в нём сомневается, – еретик. Ведь IPCC – структура ООН, а значит, отказывающиеся видеть в её отчётах священные тексты препятствуют международному сотрудничеству. И всякий, кто окажет несогласным грантовую поддержку, может оказаться нерукопожатен и неприкаян. Зато таким сторонникам «научного Ватикана», как доктор Майкл Хернке из Университета Висконсина, все карты в руки.

Хернке обнаружил «достаточно настораживающих доказательств», что увеличение содержания углекислого газа в атмосфере делает нас глупее. До него наука сомневалась, что даже концентрация СО2 в 5000 ppm способна вредить здоровью, а по Хернке и уровень в 1000 ppm опасен. В крупных городах мы получим его… к 2100 г., когда результаты тестов на основные когнитивные способности, как обещает пророк, упадут на 25%, а в сложных стратегических заданиях – на все 50%! Смешно? Но в 2016 г. в прославленном Гарварде родили исследование, что повышение диоксида углерода до уровня 950 ppm затрудняет принятие простых решений.

В принципе человечество и без Хернке много веков назад догадалось, что помещения полезно проветривать. Но никогда ранее проветриванию не придавался апокалиптический оттенок. Но это ещё мейнстрим. Лёгкой шизофренией отдаёт исследование Сэт Уайнс и Кимберли Николас, которые призывают заводить, как минимум, на одного ребёнка меньше. И тем самым сократить выбросы углекислого газа родителями на 58 тонн ежегодно от каждого. В перспективе следует отказаться от автомобилей, не летать на самолётах, сушить бельё на верёвке, а не в стиральных машинах, и стать вегетарианцами.

Рейват Деонандан из Университета Оттавы подсчитал, что питаться на нынешнем уровне «золотого миллиарда» смогут от силы 3 млрд землян. То есть проблема не в количестве людей, а в том, что богатые слишком много едят – прежде всего мяса. Деонандан уверен, что если худенькие китайцы и вьетнамцы начнут каждый день лопать стейки, коровам не хватит пастбищ и настанет коллапс. Выход один – безмясная диета. Скромного доцента охотно цитирует левый истеблишмент, который ищет повод ввести новые налоги и распилить деньги на глобальное переустройство сельского хозяйства.

Кстати, оборот мировой мясоперерабатывающей отрасли оценивается в 385 млрд долларов. И если бы не «консенсус учёных» о том, что прожорливые коровы способны уничтожить планету, глобальным фондам вряд ли пришло бы в голову активно поощрять инвестиции в генетические усовершенствования тех же коров, которые уже вполне обходятся без рогов. Швейцарские учёные экспериментируют с пищевой добавкой на основе чеснока, призванной уменьшить количество выделяемого рогатым скотом метана примерно на 20%. Потому что «климатическое лобби» на полном серьёзе транслирует, что «выхлопы» коров способны радикально усилить парниковый эффект.

Кстати, шведский учёный Сванте Аррениус, открывший в начале XX в. парниковый эффект, был уверен, что открыл великое благо: планета подогреется, зима станет короче, а урожаи – выше. Однако сегодня миллионы впечатлительных европейцев подсчитывают на калькуляторе свой «углеродный след» – совокупность всех выбросов парниковых газов. Хорошим тоном становится массовая неловкость за полёты на самолётах, которые «загрязняют небо». В Швеции, родине Аррениуса и юной экоактивистки Греты Тунберг, в 2018 г. по просьбам граждан введён авианалог, количество пассажиров ещё до пандемии упало на 4%, стали набирать популярность концепция «В отпуск на поезде» и лозунг «Я остаюсь на земле». Финны тоже собрали 54 тыс. подписей за авианалог, а их правительство спешно пересаживается на автомобили-гибриды. Некоторые семьи переселяются в дома меньшей площади, чтобы экономить энергию на их обслуживание. А заодно ограничивают количество вещей. Один из идеологов экоистов, финский депутат Лео Страниус, имеет всего 310 вещей и ездит зимой на велосипеде, чтобы подать «благоприятный пример» жителям развивающихся стран.

Хотя гипотеза о том, что выделяемые человеком парниковые газы (самолёты дают менее 2% их объёма) способны вызвать апокалипсис, весьма спорная. В октябре 2019 г. 500 учёных (химики, физики, метеорологи) направили в ООН декларацию против «климатического экстремизма»: «Климатической науке следует стать менее политизированной, а политике в области климата – более научной», – пишут авторы.

Выход в астрал

Пять сотен диссидентов обратили внимание, что люди производят лишь 5% парниковых газов. А остальные 95% – океаны, вулканы, флора. Один только исландский вулкан Эйяфьятлайокудль за 4 дня «начадил» больше, чем всё человечество за пять лет. Но ничего страшного не произошло, потому что климат на Земле менялся всегда. Потепление конца XVII – начала XVIII века было в два раза более быстрым и сильным, чем нынешнее. А сам по себе углекислый газ не загрязняет окружающую среду – наоборот, на его круговороте основана жизнь на Земле. И если бы его было в 4–5 раз больше, леса и урожаи росли бы намного быстрее. И не было бы вопросов, как прокормить растущее население планеты.

В ответ «климатическое лобби» собрало на сайте научно-исследовательской группы Deep Carbon Observatory рать из своих учёных сторонников, которые заявили прямо противоположное: вулканы выделяют в 100 раз меньше CO2, чем люди. А кто утверждает обратное, куплен мировым капиталом. Но скандал за скандалом преследует как раз лагерь глобального потепления.

Классик климатического алармизма Хуберт Лэмб до середины 1970-х пугал мир глобальным похолоданием. Но потом увидел, что потепление более популярно. Британский премьер Маргарет Тэтчер энергично боролась с растущими ценами на нефть, укреплявшими влияние недемократических режимов от Нигерии и Венесуэлы до Ирака и СССР, и видела в угрозе потепления оружие против петрократий. «Железная леди» приложила руку к рождению IPCC, хотя вряд ли предполагала, что подкидывает социалистам новую долгоиграющую идею: мол, раньше буржуи угнетали пролетариат, а сегодня – природу.

Но, чтобы в неё поверили, пришлось изменить историю. А из неё мы знаем, что легионеры Цезаря покорили Британию в сандалиях на босу ногу и без штанов. Что на севере Китая в XII веке росли цитрусовые. И кто сегодня поверит, что когда-то шведы захватили Данию, перейдя Балтийское море по льду. Одним словом, специалистам известны различные «тёплые» и «холодные» периоды. И «хоккейная клюшка» Майкла Манна, где график температуры Земли 1400–1998 гг. представляет собой почти ровную линию с рывком вверх сразу после учреждения IPCC, никогда не стала бы хитом, если бы учёные с самого начала не боялись бросить вызов подтасовкам.

Но кому из нас нужны лишние проблемы? Даже если речь идёт именно о шулерстве, а не о добросовестном заблуждении. NOAA, американский национальный гидрометцентр, в 1970-е годы использовал в своих расчётах данные 6 тыс. метеостанций, а сейчас только 1, 5 тысячи. Для анализа больше не используют многие станции на высоких широтах, на больших высотах и в сельских районах, где температура стабильно ниже. Из сотни канадских станций, расположенных за полярным кругом, NOAA интересна только одна – аномально тёплая станция Юрека. Стоит ли дивиться, что мир «теплеет».

Поскольку во времена Столетней войны вовсе не было метеостанций, у учёных нет и «дневников наблюдений». Они пользуются различными экстраполяциями: например, вычисляют температуру в XV веке по кольцам древних деревьев. Давно известно, что этот метод получения данных не является надёжным, однако «хоккейная клюшка» Манна родилась во многом из этого сора и до сих пор подаётся школьникам как непререкаемая истина. Хотя уровень достоверности здесь как у того австралийского антрополога, который измерил окаменелые отпечатки ног аборигена, жившего 20 тыс. лет назад, и хайпанул на громком выводе: мол, прапрадедушка бегал быстрее Усейна Болта.

Да что говорить, если основной текст доклада IPCC сообщает, что природных катастроф в мире не стало больше: «Общее количество тропических циклонов мало изменилось за последние четыре года». Однако в резюме, которое рассылают официальным лицам, говорится, что ситуация крайне тревожная и количество всевозможных торнадо будет только расти.

Учёные и журналисты стали смелее после 2009 г., когда хакеры взломали переписку климатологов и ооновских бюрократов. И грянет «климатгейт». Мы узнали, как один из ведущих экспертов IPCC пишет геологу Дэвиду Демингу: «Мы должны избавиться от Средневекового Тёплого периода». Палеоклиматолог Кейт Бриффа с коллегами обсуждают, как лучше подделать научные данные. «Вероятно, сейчас так же тепло, как тысячу лет назад», – признаёт Бриффа в беседе с посвящёнными. Хотя публично он горячо доказывает, что климат резко отклонился от некоей «нормы».

После этого известные учёные называли теорию потепления климата «артефактом плохой математики», «позором профессии» или просто «фигнёй». Но чем больше вопросов появлялось к алармистам, тем яростнее они защищали свой канон. Майкл Манн вообще отказался обнародовать программы, которыми пользовался при расчётах, что немыслимо для учёного, не связанного рамками гостайны. Вместо этого «парень с клюшкой» активно судится с критиками, тем самым заставляя и других скептиков не лезть на рожон ради абстрактной справедливости.

Ведь во вскрытой хакерами переписке участники обсуждают, как дискредитировать оппонентов. «Может быть, мы сможем окрестить их астрологами», – предлагает чиновник IPCC Том Вигли. Они добиваются увольнения скептически настроенных редакторов журналов Climate Research и Geophysical Research Letters. Они отправляют в стол научные работы своих же сторонников на том основании, что их содержание «серьёзно разбавляет месседж». Как пишет публицист Юлия Латынина, нравы этих учёных вместо священного поиска истины и открытий «представляют нам омерзительную картину идеологического клоповника, участники которого железной рукой искореняют ересь». Нельзя сжечь на костре – так хоть карьеру поломаем.

Хотя 500 учёных против «климатического экстремизма» – это уже не группа фриков, уверяющих, будто СПИДа не существует. Налицо два лагеря, несогласных между собой в элементарных вопросах и ведущих информационную войну, ничего общего с поиском истины не имеющую.

Не климатом единым

Во времена Эйнштейна и Резерфорда наука была совсем другой не только в силу изысканного воспитания учёных. Их открытия обращались к просвещённой прослойке, а примерно полвека назад исследователям пришлось искать популярности в массах, поскольку путь к высокому статусу и грантам всё больше связывался с появлением на телевидении и обложках журналов. А лучший путь к сердцу обывателя – это напугать его какой-нибудь разновидностью апокалипсиса. Надо только умолчать, что исчезновение Арала связано с забором вод из питающих его рек, а шапка Килиманджаро исчезает из-за вырубки окрестных лесов. И встроить эти картинки в свои теории.

Что ещё хуже: подозрения в подтасовках вовсе не означают конца карьеры. Фильм Гора «Неудобная правда» с «хоккейной клюшкой» Манна до сих пор продвигают школьникам. А сам Манн получает премии как «беспочвенно преследуемый пионер климатологии» и, не стесняясь, говорит рукоплещущим залам: «Я оказался на перекрестье прицела бойцовых псов индустрии, жаждущих дискредитировать икону и символ человеческого воздействия на наш климат». Молодые учёные смотрят на это и делают выводы.

Из этого не следует, что вся теория «глобального потепления» – фейк. Вполне возможно, что нефтяники тоже заказывают научные исследования и публикации в СМИ. А чадящие заводы и выхлопные трубы авто когда-нибудь вызовут серьёзный коллапс. Но недоверие к науке обойдётся человечеству дороже любого парникового эффекта. Цена – одичание.

Сегодня даже образованный гражданин не всегда может отличить науку от фейка. Согласно свежим опросам «Левада-центра», 64% россиян полагают, что коронавирус SARS-CoV-2, вызывающий инфекцию COVID-19, создали искусственно как новую форму биологического оружия. При этом 56% заразиться не боятся, а 62% испытывают недоверие к созданным вакцинам. Но многие из них считают авторитетом в науке футуролога Митио Каку, обещающего нам киберреальность, биологическое бессмертие и клонирование динозавров буквально на днях. Летом 2018 г. на Петербургском экономическом форуме Каку рекламировал респектабельной публике наножучков, которые якобы могут найти в крови одну раковую клетку из миллиарда. И должны были стать нормой в онкологии более двух лет назад.

Погода в доме

Россия – одна из немногих стран, которые надеются извлечь дивиденды из глобального потепления. Если оно, конечно, будет происходить.

«В России теплеет в 2, 5 раза быстрее, чем в среднем на планете», – полагает сотрудник отдела динамической метеорологии и климатологии Главной геофизической обсерватории им. А.И. Воейкова Андрей Киселёв.

Согласно одной из теорий, теплеют прежде всего умеренные зоны, а Россия располагается в единственном поясе, где площадь суши значительно превосходит площадь воды, аккумулирующей тепло. Мы на две трети находимся в зоне вечной мерзлоты.

И хотя сельское хозяйство составляет всего 4% российского ВВП, мы снова стали ведущим экспортёром зерна. И чем теплее среднегодовая температура – тем лучше для аграриев.

Главная проблема в том, что оптимистические цифры будущих урожаев кочуют из одного правительственного отчёта в другой. И понемногу становятся частью федеральных стратегий развития. Под развитие сельского хозяйства в северных широтах дают кредиты. Кто и как будет их возвращать, если после 2025 г. на планете правда начнёт холодать?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх