Последние комментарии

  • вера попович (девичья)18 августа, 23:06
    Где ж учились то,эти европейские"ученые"Ученые сообщили о вреде от употребления в пищу семян льна
  • Юрий Петрунин18 августа, 21:51
    Читайте классиков. Август Бебель. "Женщина и Социализм". Там всё сказано.Столичный психолог: что мешает женщинам построить карьеру
  • Сокол18 августа, 21:03
    А как будет наказан хозяин собаки?  Или простят? Ольга Орлова спасла собаку от живодера

Жестокое Красное море

«АН» продолжают публикацию цикла статей, посвящённых научным открытиям доктора биологических наук Валерия Зюганова, создателя эликсира «Леюрус Арктика +».

КТО из нас не мечтал побывать в тропических морях? А ещё и поработать там – это для биолога просто счастье. Конечно, Зюганов смолоду связал свою судьбу с Арктикой.

Как побывал он в 1974 году ещё студентом первый раз на Белом и Баренцевом морях, так и по сей день ни один сезон не пропускал. Но мечты о тёплых морях никуда не делись. К тому же имеется железная парадигма: чтобы биологу лучше понять, как функционирует биосфера планеты, следует поработать на разных широтах – и в Арктике, и в тропиках. Только тогда на своей шкуре ощутишь разницу между северными и южными экосистемами.

Эту «планку для натуралиста», между прочим, задал ещё Чарлз Дарвин, который собрал материал для своего труда «Происхождение видов путём естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь» в 5-летнем кругосветном путешествии на экспедиционном судне королевского флота «Бигль».

 

Бунгало или зиндан?

В 1995 году Владимир Иванов (фамилия изменена), коллега Зюганова по службе в Институте биологии развития (ИБР), специалист экстра-класса по морским аквариумам и гидробиологии, перешёл работать в Московский зоопарк, чтобы возглавить отдел морских аквариумов и организовать работу океанариума.

В первую очередь надо было заселить океанариум экзотическими рыбами и беспозвоночными животными. Ближайший тропический водоём – Красное море. Зоопарк официально обратился за содействием в Министерство охраны окружающей среды Египта. Там обещали помочь в течение полугода-года. Стало понятно, что ждать придётся очень долго. И тогда Иванов приехал к Зюганову.

Иванов: Океанариум надо запускать этим летом. Привезти разные виды морских животных. А арабы, уже ясен пень, будут долго тянуть кота за хвост. Денег у меня на экспедицию хватает, это не проблема, но освоить их надо до осени, а то пропадут. Я же помню, как ты всё умеешь организовывать по высшему разряду. Да и Восток – дело тонкое. А ты, как я помню, в Узбекистане родился и вырос. Помоги, а?

Зюганов: Ну хорошо. А как?

Иванов: Возглавишь экспедицию, я включу туда своего зама – крутого спеца Павла как ответственного за науку и отлов гидробионтов и ещё двоих специалистов – ребят из севастопольского океанариума. Дам тебе 10–12 тысяч долларов под отчёт на расходы. Будете жить на берегу Красного моря. Представляешь, у берега садки с рыбами, а вы в бунгало с пальмовой крышей. Возьмёте напрокат машину. Наберёте материала и привезёте в Москву. Вот примерный список видов, что нам нужно. Всего-то дел.

Зюганов: Ты в Египте сам был? Нет? И я – нет. Набрать-то мы наберём, а как легально гидробионтов вывезти? Можно и в зиндан угодить.

Однако! У азиатов и арабов, я знаю, есть волшебное слово «бакшиш» (благодарность, взятка). Короче, если деньги – не проблема, выдай тогда 500–600 долларов. Съезжу сначала на недельку в Хургаду на разведку. Осмотрюсь. Знаешь ведь – люблю всё делать наверняка. А следующим заходом поедем уже все вместе с твоими ребятами.

Иванов: Ну ты даёшь! Хитро. Хоп («ладно» – узб.)! Замётано!

 

Разведка боем

Сказано – сделано. Зюганов предварительно слетал в командировку в египетскую Хургаду. Эта бывшая рыбацкая деревня на Красном море к 1995 году стала центром международного пляжного отдыха и активности дайверов. За недельную командировку Валерий успел съездить в однодневную туристическую поездку 
(к Нилу, городу мёртвых у Луксора, к Долине Царей, храму царицы Хатшепсут). Тем не менее он выполнил в полном объёме и разведку. Арендовав машину, мотался по побережью и выбрал подходящие для сноркелинга (плавание с трубкой) лагуны между Хургадой и Сафагой (посёлок, что южнее). Разведчик понял, что план Иванова жить в бунгало под пальмовой крышей не годится: в июне температура будет под 40 градусов в тени, и члены экспедиции под солнцем просто сгорят. Надо жить в отеле с кондиционером. А главное – Зюганов нашёл в Хургаде частный морской аквариум RED SEA AQUARIUM и познакомился с его владельцем Ахмедом. Из общения с ним Валерий выяснил, как можно безопасно и не нарушая местных законов вывезти в Москву морских «экзотов».

 

Увидеть русский снег

Действительно, неоценимую помощь экспедиции оказала дружба с Ахмедом. Во-первых, он любезно предоставил биологам свои помещения и аквариумы для передержки рыб, моллюсков, ежей, ракообразных и других гидробионтов. Без этого можно было бы на второй день отправляться восвояси. Во-вторых, Ахмед предоставил свой катер-фелуку, акваланги и своих ребят-рабочих для наиболее трудной части экспедиции – лова коралловых рыб на «банках-рифах». Славяне просто ранее не представляли, как это делается. В-третьих (и это самое главное), он нашёл простой выход, как легально вывезти из Египта «экзотов».

За такую неоценимую помощь Ахмед просил всего-то ничего. Во-первых, он любил сиживать с биологами на берегу моря у своего аквариума и под их виски с содовой беседовать о мировых проблемах и расспрашивать русских про белый снег. Во-вторых, он просил пригласить его в Россию зимой, что и было сделано.

В Хургаде экспедиция поселилась в отеле в районе Саккала и арендовала авто. Сбор научного материала происходил так. Утром после завтрака из прохладного номера Павел бежал по пеклу 100 м до машины и включал кондиционер. Через 10 минут к машине подбегали остальные трое участников и затем ехали 15–20 км к лагунам. На безлюдном пляже быстро переодевались в гидрокостюмы и ныряли в спасительную воду с ластами, сачками и сетками в руках. При выходе на сушу им иногда досаждали египетские солдаты, патрулирующие побережье на верблюдах и с винтовками, – назойливо просили бакшиш. Обычно, получив доллар, отставали. Экзотика!

 

Смертельно ядовитый моллюск

Сноркелинг и дайвинг в Красном море дали Зюганову неоценимый опыт. Несмотря на опыт аквалангиста (с 1975 года) в Белом море, Зюганов понял, что тропики – это совсем другой мир. Мир жестокий.

Как вам такая аллюзия: опасность от живности в Арктике, по мнению биолога, можно сравнить с детским садом, а в тропиках – с казармой на зоне в лагере строгого режима. Если на Белом море за 20 лет погружений Валерия только один раз рыба зубатка схватила за ласт (да и то после того, как аквалангист её всячески дразнил), то здесь ихтиолог в первый же день мог попасть в реанимацию от укуса ядовитого моллюска конуса.

Зам по науке Павел дал новичку в тропиках Валерию лёгкое задание: набрать брюхоногих моллюсков покрасивее и звёзд с яркой расцветкой. Они, мол, просто лежат на дне, и не проблема их собрать. Плавая с маской над рифом, на глубине метров 5–6 биолог увидел сразу оба искомых вида – красивого моллюска длиной сантиметров 15 и облапившую его всеми пятью лучами малиновой расцветки морскую звезду.

«Удачно вышло, – подумал пловец, нырнув и взяв в руку жертву (моллюска) и приклеившегося к жертве хищника (звезду). – Надо бы поскорее доставить их в береговой садок». Сетчатую сумку-питомзу он в первый заплыв не взял 
(у ихтиологов это считается дурной приметой – ничего не поймаешь) и поплыл к «базе», оглядывая сверху кораллы.

В какой-то момент он ощутил шевеление своей добычи и с изумлением увидел, как полуживая звезда отвалилась от моллюска. Вся оральная сторона звезды (там, где расположено ротовое отверстие) была полупереварена. Звезда оказалась жертвой! Моллюск же размахивал по сторонам своим костяным гарпуном, пытаясь добраться до пальцев биолога…

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх